Томпиев Марал Казкенович

Загадка Орбулакской битвы или путешествие из Алматы в Орбулакскую битву

  • Font size: Larger Smaller
  • Hits: 20457
  • 0 Comments
  • Subscribe to this entry
  • Print

С момента образования  Джунгарского ханства  в западной Монголии в 1635 году начинается 123-х летняя история казахско-джунгарских войн. Именно эта эпоха  XVII—XVIII веков  получила у казахов название «жаугершілік заманы» — период непрерывных войн с джунгарами. Орбулакская битва стала одной из первых битв этого периода.

 

Вопросы без ответов

Как известно из казахской истории, в 1643 году джунгарский хунтайши Эрдени Батур с большим войском выступил в поход на казахские земли, но потерпел поражение от казахского хана Жангира. Историкам об этом стало известно со слов  Ильина и Кучеева - русских посланников к джунгарскому хунтайши.  Из их отчета тобольскому воеводе следует,  что битва происходила в горной местности в Жетысу. При этом Жангир впервые применил необычную для кочевников  тактику – его воины выкопали окопы и использовали огнестрельное оружие. При этом якобы около 600 казахских воинов –сарбазов несколько дней удерживали 50-ти тысячное джунгарское войско, пока им  на помощь не  пришел отряд самаркандского эмира Ялантуша. В результате  перед джунгарами закрылись ворота победы, и они вынуждены были уйти «не солоно хлебавши». На первый взгляд это один из многих эпизодов казахско-джунгарских войн.  Но если внимательно вникнуть в события тех лет, то возникает много вопросов.

- Известно, что битва происходила в Жетысу, в горной местности Орбулак. Где же точно находится  этот Орбулак?

- Откуда и куда направлялись джунгары?

- Как удалось 600 казахским воинам повторить подвиг 300 спартанцев и удержать 50-ти тысячную армию джунгар?

- Откуда у Жангира появились фитильные ружья?

- Откуда и как появился эмир Ялантуш с 20-ти тысячным войском?

- Как Жангир мог знать намерения и маршрут Эрдени Батура, чтобы успеть предупредить Ялантуша, достать ружья, выкопать окопы?

На эти вопросы ни в исторической литературе, ни у современных историков нет ответов. К примеру, профессиональный казахстанский историк Виль Галиев в своей книге «Хан Жангир и Орбулакская битва» ограничивается вышеизложенным пересказом  русского первоисточника. Книга  издана в 1998 году, но в ней нет ни  вероятных версий событий,  ни фотографий места битвы, ни маршрутов передвижения войск, ни анализа процесса битвы и причин победы, ни адекватной характеристики хана Жангира.  Больше похоже не на монографию ученого-историка, а на реферат студента-первокурсника. Но В. Галеев не одинок. Никто из историков не может связано и достоверно  изложить версию событий. Видимо, им просто нечего пересказывать, т.к.  нет других письменных  первоисточников, поэтому они и разводят руками. А побывать на месте битвы, понять логику действий противников,  проанализировать родственные связи персонажей, высказать свою версию событий наши историки не в состоянии.  Если добавить к этому, что известный русский синолог Н. Бичурин высказался о битве весьма скептически, как о «киргиз-кайсацких сказках», то становится понятно, что Орбулакская битва – одна из загадок казахской истории.

Лучше один раз увидеть…

Априори было ясно, что в Орбулакской битве  определяющую роль играет ландшафт местности. Если его увидеть, сфотографировать  и проанализировать, то возможно, появятся ответы на перечисленные выше вопросы. В разговорах на эту тему с бизнесменом Маралом Томпиевым возникла идея, что, не ожидая милостей от историков, нужно увидеть место битвы самим. Марал Томпиев оказался любителем казахской истории, страстным охотником, знатоком гор и природных особенностей Казахстана, и в частности Жетысу. Поэтому он с воодушевлением принял эту идею, и сразу согласился стать организатором экспедиции на Орбулак. Точного места битвы он не знал, но знал нужное направление от Алматы и местных жителей, которые могли нам помочь. Кроме того, он является президентом  Казахстанской Ассоциации промышленности  строительных материалов и владельцем замечательного джипа тойота-лэндкрузер. Вот благодаря поддержке Ассоциации,  этому джипу и главное – мастерству вождения Марала Томпиева нам удалось найти и даже заехать на место Орбулакской битвы.

Но обо всем по порядку.

Музей  Чокана Валиханова

 

Первым  пунктом нашего путешествия стал поселок Чокан в Кербулакском районе. Он расположен за Капчагаем, за хребтом Алтын Эмель, у подножия горы Матай. Этот хребет имеет важное значение в дальнейшем, поэтому нужно сказать  о нем несколько слов. Алтынэмельский хребет начинается с гор Дегерес севернее восточной части  Капчагайского водохранилища и тянется на северо-восток, а на подходе к хребтам Джунгарского Алатау поворачивает на восток. Между Алтын Эмелем  и Джунгарским Алатау образуется коридор – живописные горные долины - жайляу, тянущиеся с запада на восток.  Эта местность получила название Бельжайляу. Туда и лежит наш путь.

 

Итак, поселок Чокан назван так, потому что здесь провел последний год своей жизни Чокан Валиханов. Здесь находится его могила, здесь же в 1979 году открыт его музей, а несколько позже большой памятник, похожий на памятник в Алматы перед Академией Наук. Музей оказался закрыт на реконструкцию. Но девушка-сторож, а также экскурсовод по имени  Гульсум после консультации по телефону с начальством любезно согласилась открыть и показать нам экспозиции. Музей, конечно, не блещет богатством  и оригинальностью экспонатов, но при виде книг, рисунков, личных вещей  великого человека как–то стала понятней и ближе его личная трагедия.  Как известно в 1864 году Чокан принял участие в походе полковника Черняева на Среднюю Азию.  Однако расправа русских войск над мирным населением при взятии крепостей Пишпек и Аулие-Ата так  глубоко возмутила Валиханова, что после нескольких горячих споров с  Черняевым, не видя иного выхода, подал в отставку и приехал  в далёкий аул в горах Алтын Эмель. Здесь он  женился на Айсыры - двоюродной сестре местного правителя  Тезек-торе. Живя в ауле, он занимался изучением исторических преданий казахов Старшего жуза. Вполне возможно, что кроме этого он, как разведчик, передавал сведения о ходе восстания дунган и уйгур в соседнем Илийском крае Китая начальнику Алатауского округа  генерал-майору Г. А. Колпаковскому.  В ту зиму, несмотря на устройство личной жизни, Чокан  оказался в глубокой депрессии. Разочарованный и подавленный крушением идеалов просвещенного русского царизма, отверженный родственниками-чингизидами, получив обострение застарелой болезни  (чахотки), в апреле 1865 г. он умирает. Все о нем забывают. Даже родственники.  Лишь в 1881 году возвращаясь с войсками из Илийского края, уже генерал-лейтенант Колпаковский находит его могилу и устанавливает на ней мраморную плиту. На ней надпись: «Здесь покоится прах штабс-ротмистра Чокана Чингисовича Валиханова, скончавшегося в 1865 году. По желанию Туркестанского генерал-губернатора Кауфмана , и  во внимание ученых заслуг Валиханова, положен сей памятник генерал-лейтенантом Колпаковским в 1881». Но о могиле снова все забывают. В 1885 году русский крестьянин-переселенец находит в земле эту мраморную могильную плиту и  хочет ее распилить на жернова для мельницы. Но при распиле осколок плиты попадает ему в глаз и он умирает. Приехавший из Верного для выяснения обстоятельств гибели крестьянина пристав находит могилу русского офицера Валиханова.  Видимо, он сообщает об этом властям и те распоряжаются сделать надмогильный памятник-стеллу…

 

После музея мы приехали на могилу Чокана в 7 км от поселка и возложили букет степных цветов. Мир праху твоему, русский офицер-разведчик, ставший через сто лет после смерти великим казахом!  Да помогут нам аруахи чингизидов в путешествии! Вдруг на ясном небе показалась туча, и пошел дождь. Мы с Маралом Томпиевым решили, что это хороший знак.

 

Фото: Маршрут, Марал и его джип,  музей Ч., могила Ч.

 

 

 

Путь на Орбулак

 

Покинув поселок Чокан,  мы поехали в направлении  поселка  Алтын Емель. Ехать по шоссе в объезд не хотелось. Марал Томпиев оказался отчаянным джипером и, веря в свой чудо-джип, поехал напрямик через степь. Поплутав по степи  и пообщавшись с местными чабанами, среди которых кроме казахов оказались и чечены и молдаване,  мы, наконец, выехали на трассу, проехали  Алтын Эмель, Кугалы  и приехали в поселок Онжас. Здесь конец  асфальтовой дороги и начало пути на Бельжайляу. Здесь нас ждал  местный житель – проводник по имени Мухит, и мы едем дальше на Орбулак. Договариваемся с Мухитом, что он покажет нам дорогу, и мы привезем его обратно в Онжас.

 

По сторонам живописные пейзажи предгорных полей. Широкая вначале долина постепенно сужается. Слева видны горы Джунгарского  Алатау, справа -  хребет Алтын Эмель. Впереди  горные сопки, речки  и ущелья, стиснутые двумя  хребтами. На пригорках стоят белые юрты, гармонируя с белоснежными шапками горных вершин. Рядом пасутся отары овец,  табуны коней, стада коров и быков. Это одно из лучших мест Жетысу со своим  особым микроклиматом. Летом здесь никогда не бывает иссушающей жары и выжженной травы. Регулярно идут дожди, и на полях само собой растет то, что посадишь, а изумрудная трава летних  жайляу  позволяет скотине быстро наращивать вес и придает изумительный вкус кумысу. Об этом знали еще древние саки, курганы которых попадаются вдоль дороги. Знали об этом и джунгары…

 

На въезде в ущелье находится  минеральный источник, бьющий из земли. Вода теплая и солоноватая на вкус. Возле источника – несколько  местных чабанов-жалаиров.  Расспрашиваем их о джунгарах, о битвах с казахами, но они  ничего не знают о местных событиях XVII века. Это не удивительно, ведь к концу XVII века  территория Жетысу оказалась в руках джунгар, которые около ста лет  были здесь хозяевами. Сами названия Джунгарский Алатау, Алтын Эмель, Балхаш, Кегень, Нарынкол и др.  говорят об этом. Казахские племена вернулись сюда лишь в конце XVIII века после уничтожения Джунгарии Китаем.

 

Продолжаем путь на восток. Дорога, а точнее колея становится все круче. Недавно прошел дождь и  колея размокла. На некоторых наклонных  участках джип сносит в размытую колею,  и он с трудом едет, разбрызгивая жидкую грязь. Форсируем две речки. Главная из них  – Кескентерен, которая выше течет в глубоком и крутом ущелье между двух хребтов. Быстрое течение стремится снести тяжелый джип. Мухит подбадривает Марала, говоря, что он ездил здесь на своей мазде 626. Непонятно - как здесь могла проходить мазда. Даже джип, то пробуксовывает  в грязи, то скользит по мокрой траве склонов. Вот он чудом проскакивает  наклонный участок дороги над крутым обрывом… Сердце уходит в пятки… Марал стирает пот со лба. А Мухит мечтательно  вспоминает свою чудо-мазду, и жалеет, что продал ее. Может он называет  маздой трактор, или вертолет?  На одном из наклонных участков джип сползает в размытую водой яму и, чуть не опрокинувшись на бок, застревает. Хорошо что в яму, а не в обрыв!  Приходится вылезать через окно и работать саперной лопаткой. Включив всю свою 4.5 литровую мощь наш джип еле–еле выползает из ямы назад. Снова вперед! О возвращении назад не может быть и речи. Поняв это, Мухит загрустил. Теперь он сможет попасть домой лишь на следующий день, через Жаркент,  после спуска в долину Или.

 

Колея идет по сопкам со стороны Джунгарского Алатау. Кескентерен течет справа внизу, под хребтом Алтын Эмель. Само название  реки говорит о том, что она прорыла себе узкое и глубокое   русло, проход по которому невозможен.  Но вот, наконец, колея выводит нас на холм, где за металлическим ограждением стоит гранитный камень размером 2х2х2 м. Вот оно место Орбулакской битвы!  А  памятник установлен  в 1993 году в честь 350-летия битвы. Раньше к камню была прикручена стальная плита с текстом по-казахски о подвиге Жангир хана а и его 600 батыров. Но от времени деревянные пробки выпали и стальная плита упала на землю.

 

Мы стоим на гребне Орбулакской сопки.  Высота 2200 м над уровнем моря. Внизу, с западной стороны течет речка Орбулак и впадает в Кескентерен. Сопка имеет крутой склон на запад к Орбулаку и пологий склон на восток со стороны Жаркента.  По крутому склону подняться можно, но с трудом. А если по гребню расставить стрелков, то долина Орбулака превратится в западню для врага, идущего с запада. Вот здесь, на месте битвы сразу стало  понятно, что джунгары могли идти только с запада, из района Тарбагатая, а казахи подошли с востока из Илийской долины.

 

 

 

Фото:  минеральный источник, Виды Бельжайляу, джип в яме.

 

 

 

Султан Жангир против хунтайши Батура

 

Для ойратов все началось с Чингиз хана. Ойратские племена (торгоуты, дербеты, хойты), вошедшие в XIII веке состав государства Чингис-хана, заняли, опустевшие после ухода найманов и кереитов, земли Западной Монголии.  До этого их место обитания было в горно-таежных районах Сибири и Северной Монголии и принадлежали они к «лесным народам». В конце XIV века к ним присоединились хошоуты, и возникла конфедерация западномонгольских кочевых племен -  Ойратский союз. В начале XVII  века в результате междоусобиц Ойратский союз распадается. Большая часть хошоутов уходит на юго-восток в район озера Кукунор и создает там свое ханство. Торгоуты уходят на запад через северный Казахстан и образуют на Волге Калмыцкое ханство. Оставшиеся ойратские племена во главе Эрдени Батур хунтайши в 1635 году образуют Джунгарское ханство.

 

Политический центр Джунгарского ханства в то время был в Тарбагатае. А сборный пункт джунгарских  войск  был, скорее всего,  южнее на границе с Могулистаном.  Там на берегах  реки Лепсы собирались ойратские тумены из Тарбагатая, волжской Калмыкии, южной Джунгарии. Оттуда, вдоль северных отрогов Джунгарского, Илийского и Киргизского Алатау джунгары совершали походы  на Сыр-Дарью и Среднюю Азию. Оттуда, повернув налево по долине Коксу, через  Бельжайляу они могли попасть  в Илийскую долину, к древнему городу Алмалык, в богатые земледельческие районы Могулистана. Вот туда и стремился Эрдени Батур, чтобы захватить богатую добычу. Заодно на Бельжайляу джунгар интересовали местные пастбища для скота. Ну а Жангир знал, что сопка над речкой Орбулак -  самое подходящее место для устройства засады вражеским войскам,  идущим с запада в долину Или.

 

Маршрут и намерения Эрдени Батура стали понятны. Теперь, если проанализировать родственные связи Жангир султана, то станут понятнее и его действия.  Ранее в 1635 году во время одной из стычек с джунгарами  Жангир султан попадает в плен. Сколько времени  он пробыл у джунгар  и каким образом избавился от плена в точности не известно. Известные факты таковы: 1) Жангир с чьей-то помощью бежит из плена, 2) одной из токал Жангира была калмычка Иуран (мать Тауке хана), 3) джунгарский Кундулен тайши называл Жангира приемным сыном. Он был хошоутом а, как известно,  хошоуты были в конфликте с Эрдени Батуром, и соответсвенно Кундулен был врагом и соперником Эрдени Батура.

 

Напрашивается предположение, что в Жангира влюбилась дочь (внучка) Кундулен тайши и они помогли ему бежать. Джунгарский тайша мог гордиться родству с чингизидом, а также видеть в казахском султане союзника для борьбы с Эрдени Батуром.  Из этих же соображений Кундулен мог предупредить зятя в 1643 году  о готовящемся походе Батура. О том, что Кундулен отказался участвовать в походе Батура и предупредил Жангира прямо говорил тобольскому воеводе  джунгарский посол Бахтый: «А как де он, контайша, пришел ис походу, и тех де урлюковых людей отпустил к Урлюку с аблаевыми да с тайчиновыми тайшей людьми, а с ними де послал лист, чтоб Урлюк-тайша с ним, контайшею, пошел заодно на Талайтайшиных детей да на Кунделеня войной за то, что де Талайтайшины дети и Кунделен с контайшею на Янгира не пошли и ево де, контайшу, выдали …  И ныне де у него, контайши, с Талайтайшиными детьми и с Кунделенем в том стала большая ссора и без войны де у них, чает, не будет». Получив предупреждение и маршрут хунтайши, Жангир начинает подготовку к отпору.

 

На самом деле подготовка к войне с джунгарами началась гораздо раньше. Будучи  султаном Жангир по примеру отца большую часть времени проводит в Жетысу, а это –территория Могулистана. Видимо его, как специалиста по джунгарскому терроризму, приглашает  его кум - могульский хан Абдаллах. Сам хан занят междоусобными разборками со своим родственником  яркендским ханом, и ему не до джунгар. Достигнутые договоренности закрепляют династийные браки.  Одна  дочь Жангира от старшей жены стала женой сына Абдалаха - султана Юлбарса, другая дочь – женой  бухарского султана Абдулазиза. Кроме того, Отец Жангира Есим хан был ровесником и земляком самаркандского эмира Ялантуша. Младшая сестра Ялантуша была женой одного из приближенных Жангира. Таким образом, используя  родственные и дружеские связи, Жангир  создает антиджунгарскую коалицию, на рынках  Самарканда и Бухары  закупает огнестрельное оружие, свинец, порох, вносит изменения  в тактику боя. Из личной гвардии – туленгутов  создает отряд «спецназа», вооруженный самым современным на то время оружием – фитильными ружьями.

 

После получения предупреждения о готовящемся походе Эрдени Батура начинается подготовка непосредственно к Орбулакской битве. Жангир посылает гонца  к эмиру Ялантушу, собирает местное ополчение,  договаривается о помощи с киргизским Тиес бием.  Ближайшие помощники султана батыры: шапрашты Карасай, аргыны Керней, Агынтай, найман Коксерек, торткара Жиембет, канлы Сарбука, суан Ельтинды выбирают место засады, изучают тайные горные тропы,  копают окопы, заготавливают порох и пули. А отряд спецназа при султане, состоящий из 600 сарбазов с ружьями,  во главе с дулатом Жаксыгул мергеном проводит интенсивные тренировки по стрельбе.

 

 

 

Битва на Орбулаке

 

Мы стоим на гребне длиной высокой сопки, протянувшейся в виде стены от склона горы со стороны Джунгарского Алатау до реки Кескентерен. Впереди, внизу с шумом течет Орбулак…  Вот из-за дальней сопки за Орбулаком показались первые джунгарские всадники. Казахские стрелки, вжавшись в окопы, затаились.  Джунгары, переваливая через сопку, заполняют долину Орбулака. Жаксыгул мерген командует «Аттан»,  и залп 300 ружей  оглушительным эхом разлетается по ущелью. Стрелки меняют ружья, и звук второго залпа догоняет  и перегоняет первый. Убитые и раненые всадники падают на землю. Ущелье наполняется грохотом выстрелов, свистом пуль, ржаньем коней, криками и стонами раненых. Джунгары, впервые столкнувшиеся  с применением огнестрелов,  в панике. Некоторые пытаются взобраться на защищаемую казахами сопку, но не добравшись до верха, сраженные пулями, или длинным копьями катятся вниз …

 

Через день, придя в себя, джунгары  обходят Орбулакскую сопку по узкой тропе вдоль русла Кескентерена  и попадают в долину Ушкуйган. В этой долине  сливаются три речки, и она имеет относительно ровный профиль длиной несколько километров. Джунгары пытаются развернуть свою тяжелую конницу, но  их ждет сюрприз. Их встречает могул-киргизское ополчение бытыров Табая и Котена, и битва продолжается еще несколько дней. Силы, конечно, не равны и джунгары начинают одолевать. Но тут Жангир преподносит джунгарам очередной сюрприз – обойдя долину по горной тропе, им в левый фланг заходит войско эмира Ялантуша… Джунгары, опасаясь окружения и новых сюрпризов, спешно отходят. Затем, подсчитав потери, которые составили около 10 тысяч, и поняв, что ворота победы перед ними закрыты, они  уходят обратно в Тарбагатай.

 

Орбулакскую битву часто сравнивают с битвой при Фермопилах, а Жангир султана с царем Леонидом. Действительно, многие моменты этих событий аналогичны. По легендам, также как султан Жангир с 600-ми воинов защищали узкий проход между двух горных хребтов, от 50-ти тысячной армии Эрдени Батура, спартанский царь Леонид и его 300 воинов защищали проход между горами и морем от 80-ти тысячной армии Ксеркса. На самом деле, как со стороны казахов было несколько тысяч могул-киргизского ополчения, так и со стороны греков было более 7000 гоплитов. Как греки в честь Фермопильской битвы в 1955 году поставили памятник (фото памятника), так и казахи в 1993 году в честь 350-ти летия Орбулакской битвы  тоже поставили памятник (фото). Про 300 спартанцев знает весь мир. О них написаны книги, сложены поэмы, Голливуд выпустил два художественных фильма. Об Орбулаке тоже написаны две книги. Одна – вышеупомянутая «Хан Жангир и Орбулакская битва», вторая – «Орбулак шайкасы» Бексултана Нуржекеева (на казахском языке). Как Фермопилы, так и Орбулак не имели решающего политического значения. Греция, в конце концов, была завоевана персами, так и Жетысу были позднее завоеваны джунгарами.

 

Значение Орбулакской битвы в другом. Здесь впервые объединились представители трех нарождающихся казахских жузов. Кроме того, вместе с казахами сражались киргизы, могулы, узбеки. В результате тюркские батыры, забыв о распрях, нанизали доблесть победы на шампур объединения. Жангир султан получил прозвище Салкам, что означает неистовый.  А джунгары, быстро усвоив горький урок, стали закупать огнестрельное оружие и создавать новый для себя род войск – пехоту.

 

 

 

Фото: памятник Жангиру, памятник Леониду, вид на Орбулак и сопку,  место битвы.

 

 

 

Ушкуйган

 

Темнота застала нас в долине Ушкуйган. На другой стороне одной из речек расположились чабаны со стадом коров. Ночью пошел дождь и шел несколько часов не переставая. Температура упала до 0 ° С.  Сквозь дробь дождевых капель по крыше джипа слышались какие-то странные звуки то ли рева, то ли мычания. Хотелось в туалет, но лень и боязнь промокнуть пересилили, и  я решил потерпеть до утра. Утром, покрывшиеся снегом, вершины Алатау и Эмеля сверкали перламутром в рассветных лучах солнца. А на берегу речки лежала задранная медведем корова. Когда я это увидел, вспомнились слова Юрия Никулина из фильма «Бриллиантовая рука»: «на его месте должен быть я…»  Мрачные мысли прервала команда Марала Томпиева «Аттан», и мы едем дальше к перевалу  «Уйген тас». Это граница между Кербулакским и Панфиловским районами и водораздел между горными речками. Оставшиеся сзади  речки впадают в Кескентерен, который течет на запад. Впереди все речки впадают в Борохудзир, который течет на восток, потом поворачивает на юг и впадает в Или. Сразу заметно, что хребет Алтын Эмель здесь начинает понижаться. Местный климат суше и жарче. Зато жайляу ровнее и доступнее. Дорога расширяется, и по ней навстречу попадаются  грузовики с чабанскими юртами и детьми. Если раньше чабаны кочевали на жайляу на верблюдах, то теперь верблюдов заменили  советские грузовики Газ 53 и Газ 66. Мы спускаемся с Бельжайляу вниз в сторону Жаркента.

 

Фото: Бельжайляу, чабаны на ГАЗ 53, «спящая красавица».

 

 

 

Аулие агаш

 

Дорога приводит нас в аул Аулиеагаш. Это небольшой поселок недалеко от Жаркента. Он знаменит тем, что здесь растет огромный карагач, возраст которого более  700 лет. Поскольку это дерево необычное, священное, оно так и называется – Аулиеагаш. А сейчас вокруг него уже разрослась небольшая роща под названием Киели агаш. Рядом выросло другое святое дерево, у которого семь стволов, а между корней пробился родник.  По легенде, однажды купец Байбосын, водивший караваны по Шелковому пути, остановился на ночлег на берегу реки Борохудзир и воткнул в землю свой посох. А когда проснулся, то обнаружил, что из  посоха вытянулись зеленые веточки и он превратился в молодой саженец. Саженец быстро рос и вырос в огромный карагач диаметром около двух метров, а в обхвате более шести метров.

 

В пользу святости дерева говорит не только необычное его зарождение, но и способность прибавлять людям силы и исцелять больных. С возрастом целительных свойств у него, естественно, прибавлялось. Ежегодно сюда приезжают сотни людей чтобы поправить здоровье и завязать платок на его ветках.   Аулиеагаш, говорят его поклонники, способен избавить человека от бесплодия, немоты, мочекаменной болезни, астмы и других напастей. Достаточно прислониться к его могучей груди и постоять неподвижно, отрешившись от мирской суеты. Молва также гласит, что еще в давние времена сюда приходили перед ответственными схватками батыры – для поднятия воинского духа. Отсюда, из Аулиеагаша весной 1643 года вышел и султан Жангир с войском. У святого карагача батыры обратились к вечному Голубому Небу, прося  победы, и к своим аруахам,  прося защиты и помощи. Мы с Маралом Томпиевым тоже повязали платки на ветки святого карагача и произнесли слова древнего тюркского заклинания:

 

Танир жарылкасын!   Аруактар  колдасын!

 

 

 

Через несколько километров в Копале мы расстаемся с нашим проводником Мухитом. Ему на запад в Онжас, а нам на юг в Алматы.

 

 

 

Фото: киели агаш, Аулиеагаш.

 

 

 

 

 

Мурат  Уали

Last modified on
0

Томпиев Марал Казкенович родился 11 января 1963 года. Казах. Женат, имеет 2 детей. Окончил с отличием школу. В 1985 г. окончил с отличием Алматинский Архитектурно-строительный институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство». Квалификация – инженер-строитель. В 1985-1987 гг. служил в Вооруженных Силах СССР, имеет звание старшего лейтенанта.

 

Томпиев М.К. в 1994 году успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук (Ph.D).

 

Томпиев М.К. начал свою трудовую деятельность инженером, мастером, прорабом в различных советских, государственных строительных организациях города Алматы. Частным бизнесом стал заниматься с 1988 г., одним из первых в Казахстане открыл частный производственный кооператив по производству железобетонных конструкций.

 

В 1991 г. открыл частный Коммерческий центр «Казкомсервис» при Международном концерне «Возрождение». Созданная им фирма «Казкомсервис» до настоящего времени успешно работает на рынке строительных материалов.

 

Прошел стажировку по Стратегическому управлению и Менеджменту в Южной Корее, учился в Оксфордовском университете в Англии и Лиммерикском университете в Ирландии.

 

С 1995 г. по настоящее время является директором частного Бизнес-Инкубатора «Универсальный комплекс малых предприятий «Медина», где создано более ста рабочих мест и успешно функционирует 30 предприятий в сфере производства, автосервиса, торговли и услуг.

 

С 2002 г. был избран Вице-президентом Алматинской Ассоциации предпринимателей, с 2012 года является Президентом Казахстанской Ассоциации промышленности строительных материалов, где по настоящее время занимается активной общественной деятельностью по развитию предпринимательства как в городе Алматы, так и в Республике.  Специалист в области теории управления рисками, устойчивого развития промышленности, также легализации теневой экономики в странах СНГ.

 

В результате его докладов на 8-ом, 10-ом Форумах предпринимателей Казахстана в ноябре 1999 г. и в октябре 2002 года, с участием Президента и Премьер-министра Казахстана, членов правительства были приняты законы «Об амнистии граждан РК в связи с легализацией их денежных средств», «Об амнистии в связи с легализацией имущества». По результатам его доклада на Конгрессе торговых предприятий Казахстана с участием Премьер-министра и членов Правительства были выявлены несоответствия положений Налогового кодекса с законом «О рекламе», которые были внесены соответствующими изменениями в Налоговый Кодекс (12 декабря 2009 г.)  которые сопутсвовали улучшению бизнес-климата в Республике.

 

На Форуме предпринимателей РК в мае 2012 года им соавторстве были даны предложения по увеличению сферы деятельности специальных налоговых режимов по оборотам, в том числе на основе патента, где оборот был увеличен до 300 МРП за налоговый период.

 

В 2004 г. в соавторстве была выпущена книга «Административные барьеры и полулегальная экономика в Казахстане». 28 июня 2002 года Член корреспондент Национальной, 1 декабря 2006 года Член Корреспондент, а с 21 ноября 2011 года академик Международной Инженерной Академии по специальности экономика и управление. С 8 ноября 2012 года был избран академиком Международной Академии Информатизации. Он является официальным экспертом Агенства по регулированию естественных монополий, Таможенного и Налогового Комитетов по городу Алматы на протяжении многих лет, где им был дан ряд практических рекомендаций по улучшению бизнес среды в мегаполисе.

 

Занимается меценатством. 20 мая 2012 года в ауле Нура Алматинской области им был проведен  этнофестиваль национальных казахских конно-спортивных игр «Көкпар», «Қыз қуу», «Теңге алу» а также национальной борьбы на лошадях «Аударыспақ».  В 2007 году в соавторстве выпустил историческую книгу «Қаракесек-Көкбөрі Керней». В данное время работает над книгой «10 великих сражений великой степи», охватывающая вековую войну казахов с джунгарами. Занимается благотворительной деятельностью. В Алматинском областном Детском доме №1, материально помогает ученикам 10-го класса, воспитатель Каблакатова Гульмира Жылкибаевна.

 

28.09.2008 году награжден Почетной грамотой Министерства туризма и спорта, 23.11.2010 году награжден Почетной грамотой Акима города Алматы №152, 7 декабря 2010 года награжден медалью «Ерен еңбегі үшін»-«за трудовую доблесть» №597, а в декабре 2011 года юбилейной медалью «Қазақстан тәуелсіздігіне 20 жыл» за подписью Президента РК Назарбаева Н.А., а также медалью НЭП Атамекен «Honor of Business» и другие награды.

 

Томпиев М.К. является автором более 200 публикаций, статей и выступлений в СМИ. Также ряда запатентованных различных научных разработок и методик, в том числе «Методология составления Экономических карт зон мегаполиса для суммарного налогообложения субъектов малого бизнеса», «Методология легализации скрытой занятости торговых рынках РК»,  и «Легализации теневых активов и имущества предпринимателей».

Comments

  • No comments made yet. Be the first to submit a comment

Leave your comment

Guest Thursday, 29 September 2022