Масалина Нурзада Масалиевна

О временах перемен в стоматологии

  • Font size: Larger Smaller
  • Hits: 12541
  • 0 Comments
  • Subscribe to this entry
  • Print
Last modified on
0
Кандидат медицинских наук, врач стоматологического кабинета «Акма-Дент», организованный в 2003 г., выпускница АГМИ 1978 г., автор более 25 публикаций и перевода монографии Рабухиной Н.А. с соавт. «Рентгенодиагностика заболева­ний челюстно-лицевой области» на казахский язык.
Закончив в 1978 г. стом. факультет АГМИ, по распределению приехала в г.Актау, в том году была организована обл.стом.поликлиника, устроилась хирур­гом-стоматологом. Удачному началу трудовой деятельности способствовал не только дружный, только что организованный коллектив, но и работа в студенчес­кие годы мед.сестрой в 1 ЧЛО ГКБ №5.
В 1979 г. поликлиника получила путевку на 6-мес. первичную спе-циализацию по хир. стом. в АГИУВ. Кафедра была относительно молодой, недавно организо­ванной, большую часть лекций читал доц. Сагатбаев Д.Ж. С большим энтузиаз­мом, особым подъемом смог в нас вызвать интерес не только к изучаемым темам, но увидеть новые грани профессии. Возникло твердое желание вернуться в г.Алматы, повозможности устроиться в прием­ное отделение ЧЛХ. Это удалось в 1982 г. в августе, приняли с месячным испытательным сроком, прикре­пили к врачу Жартыбаеву Р.Н., который стал учителем на новом месте. Спустя 10 дней меня включили на самостоятельные дежурства. Среди врачей этого отделения были особые взаимоотношения, взаимовыручка, коллегиальность. Годы в приемном отделении были настоящей школой становления. ГКБ5 является базой АГМИ и АГИУВ, мы, врачи, после дежурства шли на конференцию, где проходили клинический разбор, вопросы и ответы перед профессорско-преподавательским составом по принятым пациентам.
«Пользуясь случаем, хочу сказать слова благодарности учителям, оказавшим влияние на мое формирование как специалиста: Ж.Б.Уразалину, М.Темирбаеву, С.Р.Рузуддинову, Т.К.Супие-ву, Л.Я.Зазулевской, М.П.Осколковой, Я.Раушенбах, Г.Т.Еслямгалиеву, А.Ж.Есим, К.Т.Тулеуову, Ж.Н. Жумадиллаеву, В.П.Русанову., Ташимовой Б.Г. и многим другим. Хочу вспомнить прекрасного человека и педагога, ушедшего из жизни очень рано - З.К. Курман-галиева. Он обладал особым даром педагога, умел донести сложные вещи доступно, просто. Во время его занятий в приемном отделении я старалась пристроиться к студентам, послушать разбор учебного материала».
Полученные навыки врача по неотложной челюстно-лицевой хирургии помогли в последующем во время обучения в клин, ординатуре в 1 ММИ им. И.М. Сеченова, у член. корр. АМН СССР, ныне академика, лауреата Гос. премии, проф. Н.Н.Бажанова, замечательного педагога, человека больших душевных качеств. У Ник Ника (мы, ученики, его с любовью назы­вали так) всегда было много учеников, большой педагогический коллектив, академ. группа, целый НИИ и особая атмосфера. Редкое, плохое настрое- ftние выдавало то, что он складывал ладони и вращал большими пальцами.

Обучаясь в ординатуре, была свидетелем неустанного труда аспиран­тов, их работа меня влекла больше. Клиника Николай Николаевича по понедельникам   принимала пациентов со всей   Москвы, мы, молодые

врачи, также трудились активно. Была свидетелем клинической апробации лазерного скальпеля, собран­ного в лазерном центре г.Фрязино, применения гипербарической оксигенации при гнойно-воспалительных процессах и многого другого.
В 1988 г. поехала сдавать вступительные экзамены в аспирантуру в ИУВ Харькова, к проф., бывшему ректору Полтавского мед. института Нине Денисовне Лесовой. После Москвы Харьков показался незна­комым, чужым. После успешной сдачи экзаменов вылетела в Москву, чтобы попытаться перевестись туда. Попрощаться и извиниться перед Ниной Денисовной у меня не хватило духу, после долго мучила совесть, по истечении времени оно несколько притупилось, но об этом сожалею до сих пор.
Во время сдачи вступительных экзаменов произошел юмористический случай. Шла сдача иностран­ного языка. Третий тур, собеседование. Знала два топика, один из них о себе, который был составлен так чтобы понравиться экзаменатору. Села отвечать, говорю выученные наизусть слова: «Let me tell you about myselfjplease». Она кивает, я начала рассказывать. В это время подсаживается мужчина, заинтересо­ванно слушает. Стало неловко, думаю, поймут, что хочу понравиться. Замолкаю. Она говорит: «Continue, continue». Тогда прошу мужчину отойти. Они переглянулись, улыбнулись, он что-то сказал, кажется, на французском и пересел в конец длинного стола. Я продолжила рассказ. После успешной сдачи этого экзамена, во время объявления оценок узнаю, что он был председателем комиссии по сдаче вступи­тельных экзаменов по языкам.
Аспирантские годы были сложными, трудными, но годы, прожитые в Москве, были одними из лучших. Тема канд. дисс: «Влияние длительной иммобилизации нижней челюсти при ее переломе на функцио­нальное состояние верхних отделов пищеварительной системы)) мне не нравилась еще тем, что необходимо было исследовать базальную и стимулированную желудочную секрецию в динамике и после выписки пациентов, что было особенно тяжело, необходимо было их согласие. Вторым руководителем был проф., член. корр. А.Л. Гребенев, интеллигентный, очень тактичный человек, автор учебника «Гастро­энтерология)). Будучи в Москве у меня было много интересных встреч.
В те годы в воздухе Москвы что-то витало, но мы не понимали, что именно. В августе 1991 г. произошел путч. Было состояние растерянности, неопределенность, позже наступило разочарование. Стало тяжело жить, тем более на стипендию. Москва решала вечный вопрос: «Кто виноват и что делать?». Было ощущение, что возле ГУМа, Детского мира торговал весь город. Попросив товар у соседей-арабов, я пошла в ГУМ. Там, справа от меня, стоял мужчина, как оказалось, зав.каф. одного из ВУЗов Еревана. Пожаловался, что плохо в родном городе, нет газа, купил два газовых баллона и т.д. Слева стоял мужчина средних лет, представительный, хорошо одетый, торговал мужскими галстуками, казался «дипломатом или профессором». Подумала: «Какие люди! О времена! О нравы!».
Туфли, которыми торговала, заинтересовали одну девушку. Вдруг люди, быстро сложив вещи, стали расходиться, мои взгляды были устремлены на ноги девушки, мысленно считала выручку. В этот момент кто-то потянул за рукав, сказал: «Пройдемте!». Спрашиваю: «Куда?!», мне показывают машину «Мили­цейский патруль». Я все равно не пойму, он повторяет: «Пройдемте в отделение». Только тогда я понимаю, что передо мною стоит милиционер и милицейская машина. Моя первая мысль: «Ужас! Узнает Ник Ник!» Говорю, что больше не буду, отпустите. И меня отпустили. После мне подсказали, что, купив талон, можно легально торговать в Лужниках. Полдня печатала диссертацию, после шла торговать. Жить стало чуть веселее.
Канд. диссертацию защитила в ЦНИИС и в 1992 г. вернулась в г.Алматы. Проф. Ж.Б.Уразалин принял к себе ассистентом кафедры, где проработала до 1998 г. Эти годы были тяжелыми для страны. Жаксылык Бекбатырович постоянно говорил, что трудности временные, бросать специальность не надо.
И поныне полученные педагогические навыки помогают мне в общении с юными коллегами, в беседе с опытными врачами.
С 1998 г. занимаюсь частной практикой, в 2003 г. организовала стоматологический кабинет. Приходилось учиться жить по-новому. Профессию люблю. Благодаря сложившимся обстоятельствам, настойчивости моего будущего супруга я обрела семью. Он - мой пациент, умный, мудрый человек.
Наша профессия сложная, трудная. Думаю, для становления специалиста любой отрасли нужны такие качества как человеколюбие, трудолюбие и настойчивость. Восточная мудрость гласит: «Знаешь многое об одном деле, знаешь все», к чему и стремлюсь.
Вспоминается случай из практики. В приемное ЛОР был доставлен молодой человек с суицидальной попыткой, резаной раной гортани и пищевода. ЛОР-врачом сказано, что локализация травмы нашей области, помощь должны оказать мы. Такие случаи сообщались старшим коллегам. Это был субботний вечер, я дозвонилась Ядвиге Антовне Раушенбах, она сказала: «Справишься, бери». С анестезиологом наложили трахеостому, ушили рану пищевода.
Был еще один случай, когда у пациента после иссечения в исправительном учереждении папилломы голосовой связки, спустя некоторое время, стала развиваться стенотическая асфиксия, доставлен в приемное отделение. ЛОР-врач прибежала, спрашивает: «Приходилось ли накладывать трахеостому?! Возьмешь?!» Пациент был худым, сидел, тяжело дышал. Уложили на операционный стол, он стал синеть. Мы справились. Это была моя первая трахеостомия.
Есть хорошая поговорка: «Без ученика нет учителя». Хочу пожелать учителям достойных учеников, и чтобы учителя были настоящими.

Comments

  • No comments made yet. Be the first to submit a comment

Leave your comment

Guest Wednesday, 30 November 2022