Удивительное в камне

Восхищение, радостное удивление, неустанное желание по знавать дарит человеку извечная гармония мира камня.

Поражает природная огранка минералов. Совершенство и соразмерность форм, симметрия кристаллов — секрет их очарования. Римский ученый Плиний Старший в середине первого столетия новой эры писал о горном хрустале: «Почему он родится шестисторонним, тому трудно найти причину, тем более, что концы его неодинаковый вид имеют, и что гладкость боной его столь совершенна, что того никаким искусством произвести невозможно». Более полутора тысяч лет спустя великий немецкий поэт и натуралист И.-В. Гете сказал о кристаллах: «Гладкие столбики. Кто их гранил, блеск наводил, на концах заострил?»

«Неужели они такие от природы?» — с восхищением восклицают при виде их дети и многие взрослые посетители минера логических музеев и выставок уже в наши дни. Да, от природы! В огненно-жидкой магме, в горячих струях растворов, сочащимся сквозь трещины горных пород, в клубах газов и паров, вырывающихся из жерл вулканов, происходит непрерывное движение частиц минеральных веществ. По мере подъема расплавом, растворов или паров из земных недр, температура их постепенно снижается. Там, где движения земной коры приводят к образованию трещин, резко падает и давление. Так возникают благоприятные условия для рождения кристаллов: частицы сближаются и, схваченные силами притяжения, замирают в наиболее устойчивых позициях, симметрично и закономерно выстраивая строгий пространственный узор — кристаллическую решетку. Именно она определяет четкую форму кубиков пирита, островерхих «башенок» горного хрусталя, дымчатого кварца или аметиста, «столбиков» берилла.

Но не меньше, чем форма, восхищают и завораживают краски минералов: оранжевая и красная, желтая и зеленая, голубая, синяя, фиолетовая... Лишь на мгновение они расцветают в радуге, а в минералах сохраняются навечно. Невозможно пере числить все оттенки красного, огнем полыхающие в рубине и гранате-пиропе, лиловатые — в гранате-альмандине, розовые в родоните. Красновато-золотые «солнышки», «стрелы», «волоски» рутила в горном хрустале, золотисто-желтый берилл гелиодор, лимонный кварц-цитрин — это лишь некоторые из многочисленных золотистых и желтых камней. Еще богаче оттенками, еще приятнее для глаза зеленые камни. Хризопраз цвета яблочной мякоти, рисунчатый малахит — цвета летней листвы... И все же нет радостней и прекрасней, чем зелень», изумруда. Незаметными переходами связаны зеленые камни с голубыми. Некоторая доля голубизны появляется в «мед ном изумруде» — диоптазе. Еще голубее, лишь едва-едва зеленоватый, берилл-аквамарин. Словно небо в зените, голубеет бирюза. От полдневной южной лазури до густой ночной синевы мерцает звездочками пирита лазурит. Холодна «зимняя» синева прозрачного сапфира. И, наконец, лиловые и фиолетовые камни — аметист и нежно-сиреневый чароит замыкают радугу самоцветов. Есть еще дымчатый кварц, латунные пириты и множество камней рисунчатых, переливчатых, искрящихся разноцветными бликами.

Но, пожалуй, наибольшее удивление вызывают пейзажные камни: «...мощные смелые мазки природы на целых метрах сказочного камня, писавшей свои узоры в той замечательной гармонии красок, которую знает только великая палитра природы», — говорил о пейзажных яшмах академик А. Е. Ферсман.

У анонимного автора этих живописных шедевров не было кистей, его краски и линии — живое дыхание природы, след прошедших геологических процессов. Самые красивые яшмы, сложного рисунка, с выразительной красочной гаммой — свидетели длительной истории, многократного преобразования и деформации. Едва ли уступят по красоте яшмам несколько менее известные ландшафтные халцедоны и агаты. Подчас наш восхищенный глаз не только открывает в них очертания дерева или морской волны, но с изумлением угадывает фигуры животного, а то и человека.

К сожалению, эти замечательные творения природы невосполнимы. На их создание уходят миллионы и миллионы лет. Поэтому для сохранения редких «цветов земли» созданы минералогические заповедники и многочисленные музеи.

Прочитано 361 раз